В апреле 2024 года в журнале BMJ Open были опубликованы результаты многоцентрового проспективного обсервационного когортного исследования, направленного на оценку рисков врожденных аномалий, потери или прерывания беременности, ассоциированных с непреднамеренным применением агонистов рецепторов глюкагоноподобного пептида-1 (арГПП-1) в первом триместре беременности. Вторичные цели исследования были направлены на оценку исходов беременности, таких как срок гестации и вес при рождении, а также неонатальных исходов.

Исследование было проведено с 2009 по 2022 гг., в которое вошли женщины, получавшие терапию арГПП-1 в первом триместре беременности для лечения сахарного диабета (СД) или ожирения (n=168), в сравнении с женщинами из двух референтных групп: пациентки с ранее установленным диагнозом СД, получавшие как минимум один препарат, не относящийся к группе арГПП-1, на ранних сроках беременности (n=156), и беременные пациентки, имеющие избыточную массу тела (ИМТ ≥25 кг/м2) или ожирение (ИМТ ≥30 кг/м2; n=163). Критериями исключения из исследования служили такие параметры, как: прием тератогенных препаратов на любом сроке беременности (системные ретиноиды, цитотоксические средства; противоэпилептические препараты, производные талидомида, лефлуномида, леналидомида и кумарина, препараты лития, мизопростола, карбимазола и метимазола/тиамазола); воздействие ингибиторов АПФ, блокаторов рецепторов ангиотензина II или тетрациклинов во втором и третьем триместрах беременности; наличие злокачественных образований, многоплодная беременность.
 

Согласно полученным результатам прием препаратов арГПП-1 не был ассоциирован с развитием серьезных врожденных дефектов по сравнению с группой пациенток с СД (2,6% против 2,3% соответственно; скорректированное ОШ (сОШ; коррекция на возраст матери, количество предыдущих беременностей и прием более одного препарата) – 0,98 (95% ДИ 0,16-5,82) или группой пациенток с избыточной массой тела/ожирением (2,6% против 3,9% соответственно; сОШ 0,54, 95% ДИ 0,11-2,75). Частота врожденных дефектов независимо от этиологии в группе арГПП-1 составила 3,1% против 4,2% в группе пациенток с диабетом (ОШ 1,37 (95% ДИ от 0,36 до 5,23), сОШ – 0,99 (95% ДИ от 0,22 до 4,42), тогда как в группе пациенток с избыточной массой тела/ожирением частота серьезных врожденных дефектов независимо от этиологии составила 6,3% (ОШ – 0,66, 95% ДИ от 0,21 до 2,07, сОШ – 0,60 (95% ДИ от 0,16 до 2,21). В нескорректированном и скорректированном анализе в группе арГПП-1 был выявлен повышенный риск прерывания беременности по сравнению с контрольной группой пациенткой с СД (ОШ 2,92; 95% ДИ от 1,18 до 7,20; p=0,02; сОШ 3,89; 95% ДИ от 1,48 до 10,2; p=0,01). Тем не менее, существенного увеличения риска прерывания беременности не наблюдалось при сравнении группы арГПП-1 с контрольной группой с избыточной массой тела/ожирением (ОШ 1,79; 95% ДИ от 0,89 до 3,62; p=0,10; сОШ, 1,39; 95% ДИ — от 0,66 до 2,93; p=0,38).

 

Таким образом, результаты данного исследования продемонстрировали низкие риски развития неблагоприятных последствий для плода в случае непреднамеренного приема арГПП-1 в течение первого триместра беременности. Тем не менее, учитывая ограниченный размер изучаемой выборки, необходимы дальнейшие крупномасштабные исследования для оценки рисков развития неблагоприятных исходов. Важно отметить, что в настоящее время беременность является противопоказанием для назначения препаратов группы арГПП-1.

 

Источники:
Medscape
BMJ Open

Программы по теме